Новости в городе и в гимназии

Я еще не знал тогда, что журнальчик можно критиковать, отыскивать в нем недочеты. Нам не с чем было его ассоциировать. Мы воспринимали все, как подабающее: вот, задумывались мы, какие бывают журнальчики.

Не только лишь я, да и мой старший брат прочитывали каждый номер от первой строки до подписи редактора в конце последней Новости в городе и в гимназии странички и были от всего сердца признательны за все, что журнальчик нам дарил.

Я и на данный момент помню, - хоть с того времени прошло уже более шестидесяти лет, печатавшуюся с продолжениями переводную повесть о 2-ух мальчуганах, которых в различное время похитил кочевой цирк. Мальчишки эти становятся Новости в городе и в гимназии самыми близкими друзьями и в конце концов оказываются родными братьями, отпрысками французского офицера. Младший из их, Жан, прозванный в цирке Фанфаном, благополучно ворачивается домой, а старшего - по имени Клодинэ - предки находят очень поздно: он безвыходно болен и прекрасно погибает на очах у читателя, - как те бледноватые мальчишки в бархатных курточках Новости в городе и в гимназии, чью безвременную погибель с таким наслаждением изображала Лидия Чарская.

Тяжело осознать, как могла эта слащавая мелодрама заинтриговать меня в ту пору жизни, когда я уже читал и перечитывал Пушкина, Гоголя, Лермонтова. Но, как это ни удивительно, "Капитанская дочка", "Шинель", "Герой нашего времени" умиротворенно уживались у меня на полке Новости в городе и в гимназии, ну и в моем сознании с такими детскими книжками, как "Небольшой лорд Фаунтлерой" Возвратит либо "Князь Илико" Желиховской.

Возможно, эти повести завлекали меня тем, что их герои были моими ровесниками, а читатель-ребенок, при всем собственном скупом интересе к жизни взрослых, все таки нуждается и в книжке, повествующей о приключениях и переживаниях Новости в городе и в гимназии молодости.

А может быть, детские романтические повести, лишенные особенной глубины, но полные событий, были для меня в известной мере отдыхом и развлечением. Во всяком случае, Густав Эмар, Майн Рид, а несколько позднее Александр Дюма более всего увлекали меня и моих сверстников тем быстрым развитием сюжета, которое Новости в городе и в гимназии современные детки и дети находят на дисплее.

Да, эти сюжетные книжки с иллюстрациями были нашими фильмами до изобретения синематографа.

Я проглатывал их залпом, пропуская тотчас строки и даже целые странички, чтоб поскорее выяснить развязку запутанного клубка событий.

Подобно янки, я обожал "счастливые концы" и поэтому предпочитал книжки, в каких рассказ Новости в городе и в гимназии ведется от первого лица. Это давало мне уверенность, что герой романа, повествующий о самом для себя, не умрет от чахотки, не утопнет и не застрелится. Но оказалось, что и это не всегда гарантирует герою безопасность. Бывает и так, что рассказ от первого лица кое-где на последних страничках Новости в городе и в гимназии в один момент прерывается несколькими рядами точек, а потом - уже от третьего лица - тихо сообщается, что герой отдал приказ длительно жить...

Более острые, таинственные, запутанные сюжеты я находил в переводных романах. Одолев таковой роман, я мог пересказать достаточно тщательно его содержание, но в памяти моей изредка удерживались строки подлинного Новости в городе и в гимназии текста, высказывания действующих лиц.

А из Пушкина, Гоголя, Лермонтова, из "Кавказского пленного" Льва Толстого запоминались не только лишь отдельные строки, но другой раз целые странички. На всю жизнь врезались мне в намять тихие слова Акакия Акакиевича Башмачкина из "Шинели", которую я прочитал в десятилетнем возрасте: "Для чего вы меня обижаете?.."

Возможно, в Новости в городе и в гимназии ту же пору жизни я надежно запомнил диалог из лермонтовского "Маскарада".

- Что стоят ваши эполеты?

- Я с честью их достал, - и вам их не приобрести...

Меня пленяла четкость и острота этих 2-ух беглых реплик, схожих на гулкие удары скрестившихся рапир. Правда, мне было не совершенно понятно, что означает Новости в городе и в гимназии "с честью их достал", но я ощущал и едкий цинизм саркастического вопроса, и юное, эффектно-благородное негодование в ответе офицера.

"Маскарад" я читал еще в пригороде - на Майдане. У меня не было, ну и не могло быть тогда ни мельчайшего понятия о характерах светского общества, и единственным Новости в городе и в гимназии офицером, которого я знал до тех пор, был все тот же воронежский военный доктор, лечивший меня в ранешном детстве. И все таки до меня вполне дошла суть колючего разговора меж князем Звездичем и его партнером по карточному столу.

***

Детских библиотек и читален в это время у нас в городке Новости в городе и в гимназии еще не было, если не считать той малеханькое библиотечки, которая полностью умещалась в маленьком книжном шкафу, стоявшем у нас в классе под "научной" картиной с надписью: "Тропический лес". Такие же умеренные би6лиотечки были и в других классах.

Книжки выдавал раз в неделю - по субботам - наш "законоучитель", еще достаточно юный Новости в городе и в гимназии священник, отец Евгений Оболенский, носивший шелковую фиолетовую рясу и бережно холивший свои темно-каштановые, кучерявые, не очень длинноватые волосы и маленькую бородку.

Книжек в его шкафу было сильно мало, а увлекательных и того меньше. И разъяснялось это, как я вызнал позже, не бедностью, а серьезным отбором, не допускавшим Новости в городе и в гимназии в гимназические библиотеки книжек, в каких были мельчайшие признаки свободного духа.

Басни Крылова, "Детские годы Багрова-внука" и "Тарас Бульба" стояли тут рядом с "Юрием Милославским", "Ледяным домом" и "Аскольдовой могилой", а далее шли книжки создателей, имена которых я запамятовал либо никогда не знал, - о "белоснежном генерале", о "царе-освободителе Новости в городе и в гимназии" да еще о каком-то "Мехмед-Бее, мамелюке тунисском".

Были тут и сборники детских пьес, по собственному языку и стилю запоздавших более чем на полста лет. И все таки наименования неких из этих пьес остались у меня в памяти. Наверное, это поэтому, что я со своими одноклассниками напрасно и длительно Новости в городе и в гимназии находил посреди их чего-нибудть такое, что можно было бы разыграть на гимназическом вечере.

Почему-либо создатели этих пьес прятались под инициалами - "С-н" либо "ЭГр-р", - а пьесы назывались:

"Балованное дитя. Комедия в 1 действии".

"Ленивица. Драма (!) в 1 действии".

"Бедность, честность, счастье, либо Марсельская сирота. Драма в 5 действиях Новости в городе и в гимназии". И все в таком же роде.

Как-то не так давно мне попала в руки книга, тоже оказавшаяся моей древней знакомой. Прочитав название "Очерки жизни и сочинений Жуковского, составленные П. Басистовым", я сходу вспомнил, что лицезрел точно такую же в нашем потрясающем книжном шкафу. Тогда она не много заинтриговала меня Новости в городе и в гимназии, а сейчас даже ее поблекший переплет и древний шрифт так трогательно напомнили мне давнешние времена, что у меня появилось желание познакомиться с ней ближе.

Одна из ее глав называлась торжественно и загадочно: "История души Жуковского по его стихотворениям".

Другую главу составитель именовал короче: "Черта благотворительности Жуковского". В Новости в городе и в гимназии ней серьезно рассказывалось, как Жуковский, получив от одной дамы-писательницы в подарок книгу, послал ей с камер-лакеем 100 рублей, а потом лично навестил эту даму и длительно дискутировал с ее прелестной в собственной наивности малеханькой дочкой о полезности исследования российской грамматики.

С необычной деликатностью и грацией гласит создатель книжки Новости в городе и в гимназии о происхождении Василия Андреевича Жуковского, который, как понятно, был незаконнорожденным отпрыском обеспеченного помещика Бунина и пленной турчанки Сальхи.

"У помещика... Афанасия Ивановича Бунина, - пишет этот биограф, - было несколько взрослых дочерей, но ни 1-го отпрыска, - и он охотно усыновил мальчугана, родившегося практически сиротою (!); мама Жуковского, Лизавета Дементьевна, была также принята в дом Афанасия Новости в городе и в гимназии Ивановича..."

По счастью, немногие из моих соклассников наслаждались тем припасом книжек, которым управлял отец Евгений Оболенский. Мы охотились за книжками, где только могли, и обменивались своими находками вместе.

Пожалуй, я был счастливее в собственных поисках, чем очень многие из моих сверстников. Меня снабжали книжками и Лебедевы и Гришанины. Да Новости в городе и в гимназии к тому же я читал все, что доставал для меня и себе старший брат.

Скоро я свел знакомство с обладателем нового, только-только открывшегося у нас в городке "Писчебумажного и книжного магазина". Тут я в первый раз нашел "Библиотечку Ступина", а позже и целую серию изданий "Посредника Новости в городе и в гимназии" и "Петербургского комитета грамотности".

Кроме того, что эти книги были дешевы, они казались мне - в особенности "Библиотечка Ступина" - необычно симпатичными.

Ребята обожают все малюсенькое. Точнее сказать, они обожают созидать небольшим то, что обычно бывает огромным. При всем этом малюсенькое должно быть реальным, другими словами сохранять все черты и Новости в городе и в гимназии пропорции огромного.

Такими казались мне издания Ступина при всей их миниатюрности. Возможно, издатель отыскал успешный формат, шрифт, цвет обложки и отлично избрал рассказы, подходящие для дешевенькой общедоступной библиотечки.

Самая фамилия издателя не казалась мне случайной. Как-то невольно и подсознательно я осмыслил ее, связав со словом "ступень". Любая книга Новости в городе и в гимназии этой библиотечки была для меня ступенью некий лестницы.

Я помню далековато не все имена создателей книжек, прочитанных в этом возрасте, а вот фамилию издателя почему-либо отлично запомнил.

Не я один сохранил добрую память о книжечках Ступина. Многие из моих современников ведали мне, что их тоже веселили эти мелкие, как будто Новости в городе и в гимназии игрушечные, но полностью "всамделишные" книги.

Детки знают, что такое благодарность, и могут сохранять ее навечно.

До сего времени, закрыв глаза, я могу совсем ясно, до мелких подробностей, представить для себя острогожский "Писчебумажный и книжный магазин". В первый раз в жизни увидел я там на полках настолько не мало Новости в городе и в гимназии потрясающей незапятанной бумаги - целые стопы аккуратненько обрубленных белоснежных, гладких листов с голубоватыми линейками и клетками и безо всяких линеек и клеточек.

Ну и, не считая бумаги, чего-чего там только не было! Толстые книжки в тисненных золотом переплетах и тонкие в ярчайших, лихо разрисованных обложках, объемистые общие тетради в глянцевитой клеенке Новости в городе и в гимназии. И здесь же на прилавке под прозрачным стеклом еще больше заманчивые вещи: перочинные ножички - наряженные, перламутровые и темненькие, поординарнее, - раскрашенные пеналы, альбомы для стихов, резинки с написанными на их темными либо красноватыми слонами, линейки, циркули, перышки - богатейший набор перьев от малеханького, тоненького, практически лишенного веса, до больших, желтоватых, с Новости в городе и в гимназии верно выдавленным номером: "86".

Ни один магазин в городке не казался мне таким увлекательным и богатым, как этот, хоть вывеска у него была поскромнее и помещение потеснее, чем у бакалейщиков и галантерейщиков. Ну и народу бывало в нем меньше.

Забежит, бывало, на пару минут гулкая компания гимназистов, гимназисток либо Новости в городе и в гимназии "уездников", потолчется у прилавка, накупит всякой всячины тетрадок с розовыми промокашками, бумаги для рисования и черчения, сверкающих, гладких, так смачно пахнущих деревом и лаком карандашей, а заодно и полюбуется переводными картинами. Вобщем, мелкие гимназистки предпочитали рисунки "налепные" - штампованные, выпуклые, изображавшие ярко-пунцовые венчики роз и пухлых ангелочков.

Таким покупателям обладатель Новости в городе и в гимназии магазина - тихий и суровый человек, на вид схожий на поэта Некрасова, - длительно задерживаться у прилавка не давал. Зато любителям книжек он благорасположенно и беспрепятственно разрешал проводить у книжных полок целые часы. Они расслабленно, не торопясь, открывали книжку за книжкой и вели меж собой и с владельцем долгие дискуссии Новости в городе и в гимназии о том, что конкретно "желал сказать" создатель собственной повестью либо романом.

Меня обладатель магазина на первых порах приравнивал к той категории покупателей, которые интересуются перышками да картинами, в только позже через полгода либо год, - почувствовав во мне страстного читателя, милостиво допустил меня к полкам. Я заботливо перелистывал Новости в городе и в гимназии толстые романы и повести, а томики стихов проглатывал здесь же, не сходя с жеста.

Чуть не через один день заглядывал я в "Писчебумажный и книжный магазин".

Книжками вели торговлю у нас в городке и до этого. А вот такового просветителя, как обладатель нового магазина, у нас еще не бывало. Это было Новости в городе и в гимназии собственного рода знамение времени.

***

Знамением времени было и появленье у нас в гимназии нового педагога российского языка в литературы - Николая Александровича Поповского.

Старенькый педагог словесности Антонов был несловоохотлив, сух и не допускал никакой вольности - ни в идей, ни в стиле изложения. Его стращал мельчайший отход от буквальности. Встретив в работе Новости в городе и в гимназии восьмиклассника выражение "глубочайшая идея", он два раза подчеркивал его и писал на полях: "Глубочайшей может быть только яма".

Почему только яма, а не море, не океан, - это было понятно одному только Степану Григорьевичу. Может быть, он и не веровал в существование океанов, которых вблизи от Острогожского уезда нет и Новости в городе и в гимназии никогда не было.

Он был глубоко прозаичен, презрителен и грубоват, наш учитель словесности. Во время урока лицо его казалось закаменевшим. Он не достаточно интересовался тем, как относятся к нему гимназисты, которых он чуть удостаивал беглым взором из-под очков.

Так глядит на пассажиров, подходящих к окошечку, старенькый усталый Новости в городе и в гимназии жд кассир, который замечаем собственных клиентов исключительно в случае каких-нибудь недоразумений либо пререканий.

Степана Григорьевича было тяжело вообразить без мешковатого форменного сюртука с золотыми наплечниками. Он никак не был безобразен: напротив, черты его лица отличались корректностью и отсутствием особенных воспримет плюсами, которые он так ценил в потрясающих работах Новости в городе и в гимназии учеников.

Посиживал он на собственном преподавательском стуле крепко и бездвижно до самого конца урока, и если шевелил рукою, то только для того, чтоб почесать в размышлении щеку, погладить бороду либо поставить в потрясающем журнальчике двойку, тройку, в наилучшем случае четверку. Пятерками он собственных учеников баловал изредка. Зато любимой его отметкой Новости в городе и в гимназии была единица. Кол.

Нам казалось, что Сапожник будет неразлучен с нами до конца наших гимназических дней. Но вышло по другому. Классы поделили меж ним и новым педагогом.

Новый появился у нас в одно красивое утро безо всякого предупреждения. Он забавно и бодро взошел на кафедру, - юный, прямой, высочайший, чуть Новости в городе и в гимназии не на голову выше собственного предшественника, тоже отличавшегося большим ростом, но как-то ранее времени осевшего.

Юный педагог был родом с юга. Это было видно по матово-смуглому цвету лица, но черным блестящим волосам и бородке, по темно-карим очам, глядевшим смело и открыто из-под Новости в городе и в гимназии крутых сросшихся бровей.

В 1-ые же деньки после прихода в наш класс Николая Александровича Поповского гимназистам стали известны мелкие подробности его жизни.

Они разведали, где от живет и у кого столуется, узнали, что закончил он духовную семинарию, а потом и институт, что в наш город он приехал не один, а Новости в городе и в гимназии со собственной сестрой-курсисткой, очень похожей на него, и что меж собой эта пара в большинстве случаев гласит по-молдавски, на собственном родном языке, хоть и русским обладает в совершенстве.

В классе нового учителя повстречали с энтузиазмом, даже с неким любопытством. Ну и было чему удивляться. Поповский был так не Новости в городе и в гимназии похож на собственного предшественника и ни других сослуживцев по гимназии! С учениками был обходителен, всем гласил "вы". После первой письменной работы очень скоро вернул тетрадки, не поставив ни одной отметки.

Заместо числа, выведенной красноватыми чернилами, любой из моих соклассников отыскал под собственной работой несколько коротких замечаний Поповского. В Новости в городе и в гимназии тетради Если Ястребцева, 1-го из первых ваших учеников, было написано:

"Все верно, ни одной ошибки, но язык беден, бесцветен. Нужно больше читать. Н. П."

На первых собственных уроках Николай Александрович просто говорил с нами обо всякой всячине и только позже начал "спрашивать" - ну и то с места, другими словами без вызова Новости в городе и в гимназии к доске либо кафедре. Тем, кто знал урок не очень твердо, это было на руку, потому что с места легче и подсказку услышать, и заглянуть в раскрытую, лежащую под крышкой парты книжку. Так многие и делали: отвечали Поповскому то под суфлера, то по книжке. А другие, смотря на Новости в городе и в гимназии их, похихикивали над простоватым новичком-учителем и были убеждены, что он ничего не лицезреет впереди себя, не считая книжки, которую держит в руках, ничего не слышит, не считая звуков собственного голоса.

Понемногу самые качественные и бывалые мастера подсказки и шпаргалки совсем закончили церемониться на уроках Поповского.

Особой изворотливостью отличался Новости в городе и в гимназии наш Степа Чердынцев. Все свои возможности он растрачивал на то, чтоб водить за нос учителей и поражать товарищей внезапными и дерзкими выходками. Дома его баловали, учителя с величавым трудом перетаскивали из класса в класс. В 1-ый же год собственного пребывания в гимназии Степа отличился тем, что, обжигаясь Новости в городе и в гимназии и дуя на руки, украл из печки охранника Родиона горшок гречневой каши. Украл, естественно, не с голоду, а так, быстрее из удальства. Но все таки кашу уплел до последней крупинки. Пару лет после чего его дразнили "Кашей".

Товарищи подтрунивали над ним и в то же время от всей души восторгались его непревзойденной Новости в городе и в гимназии ловкостью. С искусством и усердием паука обвил он чуть не весь класс нитками, по которым передвигались от одной парты к другой шпаргалки. Отвечая урок, он каким-то образом умудрялся приклеивать шпаргалку к стене кафедры под самым носом педагога.

В конце учебного года учитель арифметики обычно предоставлял Новости в городе и в гимназии ему возможность переправить двойку на тройку. Но, готовясь к вызову, Чердынцев не занимался, как другие, зубрежкой либо решением задач, да и не посиживал без Дела, а старательно исписывал цифрами всю обратную сторону классной доски, перенося на нее со шпаргалки решение задач, которые - по непонятно откуда добытым сведениям - мог предложить ему учитель. А Новости в городе и в гимназии когда его в конце концов вызывали, он так гневно и энергично выводил на доске цифру за цифрой, что мел крошился у него в руке и он был должен чуть не каждую минутку заглядывать за доску, где хранились запасные куски мела. После чего он более либо наименее благополучно справлялся Новости в городе и в гимназии с задачей и получал тройку. Больше; ему и не надо было.

Когда задачку приходилось решать не на доске, а в тетради, Степу выручала шпаргалка, спрятанная в рукаве. Она была на резинке и при первой же угрозы одномоментно уходила в рукав. Возможно, специально для этой цели Степа - один Новости в городе и в гимназии во всем классе - носил накрахмаленные манжеты.

Вобщем, на уроках Поповского никто не спешил прятать шпаргалки, и скрытый телеграф, по которому Степа Чердынцев переговаривался с другими партами, действовал вовсю.

Но вот в один прекрасный момент, когда урок отвечал долговязый Сыроваткин, а Степа расслабленно и практически беззвучно давал подсказку ему, смотря в раскрытую Новости в городе и в гимназии на парте книжку, Николай Александрович вдруг нахмурился, побагровел и произнес звучно и твердо:

- Садитесь, Сыроваткин. Достаточно. Вам я ставлю двойку за ответ, а Чердынцеву двойку за поведение.

И, со стуком откинув толстую крышку потрясающего журнальчика, Поповский решительным движением вывел на его страничке две большие двойки. 1-ые двойки с того времени Новости в городе и в гимназии, как он пришел в наш класс.

Никто этого не ждал. Класс затих, а Сыроваткин и Чердынцев практически в один глас спросили:

- За что, Николай Александрович?.. За что?

Поповский поднялся с места.

- Как за что? И вы еще осмеливаетесь спрашивать! Больше месяца вытерпел я это изымательство. Ведь я Новости в городе и в гимназии все лицезрел, но только мне было постыдно - осознаете ли, постыдно - ловить вас за руку, как маленьких воришек. Кого вы обманываете?.. Если вы желаете остаться малограмотными, оставайтесь - воля ваша. Но в таком случае вам незачем занимать эти места за партами. Ведь на их могли бы посиживать добросовестные и способные Новости в городе и в гимназии юноши, из которых вышел бы толк.

Николай Александрович незначительно помолчал, а позже заговорил более расслабленно:

- Вот что, господа. Не для того я стал учителем, чтоб допекать учеников единицами и двойками, оставлять без обеда, выгонять из класса. Дайте мне возможность учить вас, а не вести войну с вами!

Он снова помолчал, будто Новости в городе и в гимназии бы ждя ответа. Молчали и мы.

И вдруг он улыбнулся и произнес своим обыденным ровненьким и громким голосом:

- Итак, я надеюсь, вы закончите эту несуразную комедию, и мы будем жить с вами в мире. А вас, Чердынцев, я попрошу на первой же перемене убрать подальше все ваши Новости в городе и в гимназии хитроумные изобретения. Надеюсь, они вам больше не пригодятся. Попытайтесь жить честно. Я предлагаю вам таковой уговор. Завтра у нас в классе будет письменная работа. Я освобождаю вас от нее, но зато вы должны будете здесь же, при мне, выучить урок, который я вам задам. Не страшитесь, - всего две-три страницы, не Новости в городе и в гимназии больше! За это я поставлю вам в году тройку, а может быть, и четверку, и вы перейдете в последующий класс без переэкзаменовки. Идет? Согласны?

Чердынцев кивнул головой.

- Ну вот и отлично. А пока прощайте.

За дверцей уже заливался, обегая все коридоры, звонкий звонок. Урок был окончен.

***

На последующий Новости в городе и в гимназии денек наш новый учитель пришел в класс в самом наилучшем настроении. Денек был вешний - ветреный, но теплый. Древесные дома, которых в городке было много, потемнели от сырости. Почернели и нагие деревья. Казалось, весь город был нарисован черным угольным карандашом.

В классе у нас была открыта форточка в еще Новости в городе и в гимназии мокроватый городской сад. Легкий ветер то и дело вздувал на стенках большие карты Европы и Азии с темно-коричневыми горами, зеленоватыми низменностями и голубыми морями.

От вешнего тепла и крепкого, свежайшего воздуха нас одолевала дремота, и минутками нам чудилось, что сверкающая желтоватым и черным лаком кафедра вкупе с учителем Новости в городе и в гимназии уплывает куда-то вдаль, становясь меньше и меньше. Необходимо было усилие, воли, чтоб преодолеть это приятное оцепенение.

Вдруг из городского сада явственно донесся некий маленький, лениво-добродушный дамский глас:

- Мишутка, а, Мишутка, где же ты? Хочешь молочка, детка?..

Почему-либо во время школьного урока все стороннее, внезапное, личное, врывающееся Новости в городе и в гимназии в класс из свободного, живущего собственной жизнью мира, всегда кажется странноватым и забавным. Так было и сейчас. Ребята засмеялись, а кто-то на последней парте проговорил нараспев таким же густым голосом:

- Мишутка, а, Мишутка!..

Николай Александрович не направил никакого внимания на эту вольность. Он только немного улыбнулся и захлопнул журнальчик Новости в городе и в гимназии, в каком уже успел отметить, кого нет в классе. После чего он задал нам письменную работу, прошелся раз-другой по комнате и подсел к Степе Чердынцеву.

- Ну вот, Чердынцев, - произнес он, - сейчас мы с вами докажем всему классу, что умеем работать. Правильно? Давайте-ка выучим до конца урока эти полторы Новости в городе и в гимназии страницы. Если вы ответите мне хоть на тройку, лето у вас не будет испорчено. Но дело, в сути, даже не в этом, а в том, чтоб вы научились в конце концов ходить прямыми дорогами, а не петлять, как заяц. Ну, в хороший час!

В классе было тихо. Слышался только скрип Новости в городе и в гимназии наших перьев да размеренные шаги Николая Александровича, который, заложив руки за спину, медлительно прохаживался по классу.

Временами все мы невольно прерывали работу и с любопытством посматривали на Степу, учившего урок. Это было неслыханное зрелище! Он посиживал, не подымая головы, подперев кулаками пухлые щеки и зажмурив свои и без того Новости в городе и в гимназии узенькие, обычно такие коварные, глаза. Наши взоры, видимо, смущали его. Он так обожал козырять пред нами собственной безбашенной удалью, а сейчас посиживал тихо и смирно, как сдавшийся в плен и обезоруженный наездник-головорез.

Урок приближался к концу. Один за одним отдавали мы свои тетрадки Николаю Александровичу либо сами Новости в городе и в гимназии несли их на кафедру. Закончив работу, мы уже не отрывали глаз от Степы.

В книжку он больше не смотрел, а занимался самыми различными делами: то с трудом вытаскивал из тесноватого фронтального карманчика брюк новые темные часы, то засовывал их назад и принимался кропотливо оттачивать карандаш.

Эх, не попадись Новости в городе и в гимназии он вчера так тупо, не пришлось бы ему на данный момент посиживать без дела. Не теряя ни одной минутки напрасно, он бы ловко и стремительно действовал испытанным арсеналом собственных шпаргалок. Да уж сейчас ничего не поделаешь! Сам свалял дурачины - поддался на уговоры этого хитрецкого халдея, который целый месяц Новости в городе и в гимназии прикидывался блаженным только ради того, Чтоб точнее изловить на удочку бедного Степу.

Но вот Николай Александрович подошел к парте, за которой посиживал Чердынцев, и тормознул, вопросительно на него посматривая.

Чердынцев молчал.

- Ну, как дела? Надеюсь, вы готовы? - спросил Поповский.

Степа только ниже опустил свою круглую, кратко остриженную голову.

- Что все-таки вы Новости в городе и в гимназии молчите? Я спрашиваю, сможете ли вы уже отвечать?

Степа тяжело встал с места и, смотря куда-то в сторону, произнес через зубы:

- Не могу...

- Но хоть чего-нибудть вы за этот час приготовили? - все еще с надеждой спросил Поповский. - Ну, страничку, полстраницы?

Степа как-то удивительно Новости в городе и в гимназии надулся, засопел, и вдруг неудержимые слезы горохом посыпались у него из глаз. Он заревел, как небольшой, - всхлипывая, захлебываясь, вытирая глаза кулаками.

Николай Александрович даже ужаснулся.

- Что с вами, Чердынцев?..

- Не могу, Николай Алексаныч! Ей-бо, не могу!

- Чего не сможете?

- Ничего уяснить не могу!

- Но ведь вы же не тупица, Чердынцев Новости в городе и в гимназии! Поразмыслить только, сколько труда, хитрости, изобретательности растрачивали вы на то, чтоб пару лет накалывать собственных учителей!.. А на добросовестную работу вы не способны?

- Не способен! - чуть слышным шепотом произнес Чердынцев.

Без старших

В те деньки, когда на пустынном заводском дворе я водил палочкой по земле, переходя от 1-го Новости в городе и в гимназии построенного мною города к другому и сочиняя историю некоего странствующего героя, я и не подразумевал, что эта игра была вроде бы предчувствием моей своей судьбы.

Разница была исключительно в том, что мой герой выходил и? тлуши и безвестности в большой, полный событий мир, уже достигнув зрелого возраста, а в моей жизни Новости в городе и в гимназии таковой перелом произошел еще ранее.

После переселения нашей семьи с окраины в город мы не прожили на месте и 2-ух лет, как стали готовиться к новенькому переезду - и не куда-нибудь, а прямо в столицу, в Питер, в Санкт-Петербург! Это не было воплощением широких планов нашего отца Новости в городе и в гимназии. Просто ему предложили в Петербурге работу на маленьком, еще только строившемся в то время заводе.

Я и мой старший брат уже успели на уровне мыслей обойти все улицы столицы, известные нам по Пушкину и Гоголю, когда выяснилось, что нам обоим придется остаться в Острогожске, потому что нет никакой надежды достигнуть нашего Новости в городе и в гимназии перевода в какую-нибудь из петербургских гимназий.

Мама утешала нас тем, что в Питер мы будем ездить дважды в год - на летние и зимние каникулы. Остальное же время будем жить в Острогожске, у дяди.

И вот, как мы когда-то желали, к вокзальной платформе шумно подкатил Новости в городе и в гимназии поезд, но увез он из Острогожска не всю нашу семью, а только мама, сестер и малеханького брата (отец был уже в это время в Петербурге).

В первый раз я и старший брат были оторваны от большой и дружной семьи. Мы оба очень скучали, но в то же время у Новости в городе и в гимназии нас было какое-то новое, непривычное чувство свободы и самостоятельности. Без старших мы зажили практически по-студенчески. Правда, брат считал своим долгом смотреть за тем, чтоб я не очень поздно ложился спать и не пропускал уроков. Это давалось ему нелегко, потому что он был по гортань занят своими своими уроками - всякими Новости в городе и в гимназии там греческими глаголами и тригонометрическими формулами - и к тому же впервой в жизни влюблен.

Я знал либо, точнее, додумывался об этом только по клочкам его дискуссий с товарищем. Меня в свою тайну он не желал допустить - должно быть, по привычке все еще считал меня небольшим.

Он был так скромен и Новости в городе и в гимназии стеснителен, мой старший брат, что даже не пробовал познакомиться с развеселой, смуглой и кучерявой гимназисткой, завладевшей его сердечком. Он считал себя полностью счастливым, если ему удавалось кинуть на нее беглый взор в городском саду либо на улице.

Мне было грустно, что от меня что-то скрывают, и я Новости в городе и в гимназии решил обосновать брату и его товарищу, что издавна уже вышел из детского возраста.

Я познакомился с двоюродным братом черноглазой гимназистки (он был одним классом старше меня), позже и с нею самой - и очень скоро получил приглашение на ее именины.

Тяжело передать, как был ошеломлен мой брат, когда я Новости в городе и в гимназии как-то вскользь, мимоходом, произнес ему, где собираюсь провести вечер.

Карманных средств у нас с ним было сильно мало, и все таки он купил мне ради этого праздничного варианта крахмальный картонный воротничок, а позже - к вечеру - нанял для меня за гривенник извозчичью пролетку с 2-мя прекрасными фонарями.

Помню, с Новости в городе и в гимназии каким грохотом покатил я по булыжной мостовой, а брат остался на перекрестке, обидно и вдумчиво смотря мне вослед.

Возвратился я в этот вечер достаточно поздно - часов в двенадцать, - но брат еще не спал.

Длительно и осторожно расспрашивал он меня обо всех, кто был на именинах, стараясь не показать виду, что Новости в городе и в гимназии больше всего его интересует сама именинница.

Уже засыпая, я отвечал ему нехотя и невпопад.

Таким допросам подвергал он меня всякий раз, когда мне бывало бывать в этом доме. "Ну, а она что? А ты что? А он что?"

Скоро я стал так своим человеком в семье моих новых Новости в городе и в гимназии знакомых, что мне уже ничего не стоило намекнуть, чтоб туда пригласили и брата.

Он длительно готовился к этому посещению, гладил штаны, чистил башмаки для себя и мне.

Но на первых порах визит был не очень удачен. Брат смущался, молчал, а на черноглазую гимназистку, которая и всегда была смешлива Новости в городе и в гимназии, ни с того ни с этого напал таковой обезумевший порыв беспричинного хохота, что она только кусала губки, и на ее густых ресничках дрожали большие капли слез. Мама укоризненно посматривала на нее, а брат мой багровел и хмурился, видимо, подозревая, что виновником этого бурного веселья был конкретно он.

Чтоб как-нибудь Новости в городе и в гимназии спасти положение, я на правах старенького знакомого владельцев предложил брату прочитать чего-нибудть вслух. Я ощущал, что это освободит его от необходимости поддерживать вялый, натянутый разговор и поможет ему преодолеть застенчивость. В гимназии он числился хорошим чтецом и не раз участвовал в литературных вечерах. Но, должно быть, он еще Новости в городе и в гимназии меньше беспокоился, выступая перед публикой в актовом зале, чем тут, в малеханькой, умеренной гостиной под взором любознательных и саркастических темных глаз.

Длительно перелистывал он томик Чехова, не зная, на чем тормознуть.

Я тихонько толкнул его под локоть:

- "Хирургию" прочти!

Брат признательно кивнул головой, немного откашлялся, и вот в комнате внезапно зазвучали Новости в городе и в гимназии, перебивая друг дружку, два голоса: один - ноющий, гнусавый, другой - осиплый, басовитый.

С первых же строк внимание слушателей было завоевано.

Я гордился братом, а наша молодая хозяйка была, должно быть, от всего сердца признательна ему за то, что могла в конце концов дать волю неудержимому смеху, не опасаясь кого Новости в городе и в гимназии-нибудь оскорбить.

В общем, все остались очень довольны, хвалили брата и, провожая, просили входить чаще.

Сейчас, укладываясь в кровать, мы практически не говорили вместе. Брат был погружен в свои мысли, а я радовался тому, что не должен, борясь со сном, отвечать на его нескончаемые вопросы.

Я был совсем Новости в городе и в гимназии уверен, что в последнее время он обязательно воспользуется приглашением входить чаще, но этого не случилось. Только время от времени бывал он у новых знакомых, ну и мне не рекомендовал "злоупотреблять радушием".

Я смотрел тогда на вещи еще проще, и мне была непонятна такая чрезмерная щепетильность. Только много лет Новости в городе и в гимназии спустя я сообразил, как заботливо относился брат к этим встречам. Любая из их была для него реальным событием.

***

В эти месяцы моей свободной, практически самостоятельной жизни я стал все почаще и почаще заглядывать в наш новый "Писчебумажный и книжный магазин", где можно было не только лишь отыскать свежайшую, только-только Новости в городе и в гимназии полученную из столицы книгу, да и побеседовать о современной литературе с любителями чтения, посреди которых в особенности рьяным был, пожалуй, сам Длинноволосый и остробородый владелец лавки.

В сути, только сейчас, в 1-ые годы сегодняшнего столетия, я и мои сверстники узнали, что такое "современная литература".

В гимназии литературу проходили не Новости в городе и в гимназии далее Тургенева и Гончарова, ну и то в самых старших классах, но добирались мы до их - а еще ранее до Жуковского, Пушкина и Гоголя - медлительно и длительно через Антиоха Кантемира, Сумарокова, Хераскова. Для нас это было путешествием по невеселой пустыне, в какой практически не было оазисов.

Если в гимназии Новости в городе и в гимназии оказывался умный и профессиональный учитель, нас еще могли заинтриговать отдельные, менее устаревшие отрывки из Ломоносова и Державина. С удивлением различали мы в этих древних строках могучие и типичные голоса.

А у неиндивидуальных педагогов словесности даже Державин казался продолжением кантемиро-херасковской пустыни.

Ну и не только лишь Державина, да и Пушкина Новости в городе и в гимназии заодно с Лермонтовым и Гоголем ухитрялись состарить и притушить такие словесники, как наш тяжеловесный и скрипучий Степан Григорьевич Антонов, недаром получивший от собственных признательных учеников бессрочное прозвище "Сапожник".

Как прививают людям вакцину, для того чтоб они не захворали по-настоящему, так равномерно - скучноватой зубрежкой отрывков из "Евгения Онегина" (приемущественно Новости в городе и в гимназии о временах года) да еще писанием сравнительных черт Онегина и Ленского либо Татьяны и Ольги - производили у нас иммунитет к Пушкину, вроде бы заботясь только о том, чтоб мы не "захворали" им серьезно.

И это нашим словесникам удавалось полностью. Нелегко было после их ощутить красота и свежесть строчек, вырванных Новости в городе и в гимназии из пушкинских поэм. Как будто какие-то мозоли оставались у нас в мозгу от нескончаемого повторения лирических отрывков из гоголевской прозы.

Но все таки, хоть по казенному шаблону, с классикой гимназия нас кое-как знакомила. А вот литературы наших дней она и совершенно не признавала, как будто дойдя до Новости в городе и в гимназии "Обрыва" Гончарова, кончалась обрывом и вся наша роскошная словесность!

Новых, современных изданий пуще огня страшилась гимназическая библиотека. Она была похожа на остановившиеся часы, показывающие издавна прошедшее время.

Но вот наши крылья так выросли и окрепли, что мы сами пустились на поиски чтения, которое могло бы утолить юношеский скупой энтузиазм Новости в городе и в гимназии к новым эмоциям и мыслям.

Где только можно было, у товарищей и знакомых, находили мы последние издания классиков и современных писателей - книжки, пахнущие не пылью и затхлостью чулана, а свежайшей типографской краской.

Не помню, как и когда попал в руки брату, а позже и мне узкий, огромного Новости в городе и в гимназии формата номер еженедельного журнальчика с большим узорным заголовком "Нива". В этом номере на видном месте была написана глава из нового романа Толстого "Воскресение" с рисунками художника Пастернака.

О Толстом толковали тогда много и противоречиво. Его жизнью, ученьем, спорами с церковью и правительством интересовались самые различные люди. Одни называли его учителем, подвижником, другие Новости в городе и в гимназии ни за что не желали поверить в искренность этого графа, который почему-либо сам для себя шьет сапоги и прогуливается босоногий.

Не сложно, что мы с жаром ухватились за эту случаем попавшую нам на глаза главу толстовского романа. Не так просто было собрать роман полностью, разыскать все тетрадки Новости в городе и в гимназии "Нивы" от первой до последней. И, но же, мы отыскали их и были щедро вознаграждены за свои старания: в первый раз открылась нам в книжке та жизнь, которая окружала нас, как воздух.

Самые интереснейшие из романов, прочитанных нами до того - Тургенева, Гончарова, Григоровича, - все-же относились к Новости в городе и в гимназии прошлому, хоть и к недавнешнему. А здесь современность подступила к нам впритирку, к самым нашим очам, да еще современность, прошедшая перед жестоким и мудрейшим трибуналом такового художника, как Толстой.

В сути, конкретно с толстовского "Воскресения" и началось для нас знакомство с новейшей литературой, которую так осторожно обходила наша гимназия.

Одно за другим Новости в городе и в гимназии узнавали мы новые имена, различали голоса, которых ранее не слышали.

Увлечение писателями-современниками начиналось для нас практически так, как обычно начинается любовь. Вот посреди иных лиц мелькнуло незнакомое, но кое-чем симпатичное лицо. Мы еще не выделяем его из огромного количества других, а наша память уже сберегает его Новости в городе и в гимназии на всяки


np-038-11-obshie-polozheniya-obespecheniya-bezopasnosti-radiacionnih-istochnikov-m-tehnormativ-2011-27-s.html
np-cskp-forum-iskusstv.html
np-vanchakova-hronicheskaya-golovnaya-bol-slozhnaya-mezhdisciplinarnaya-klinicheskaya-problema.html